Friday, December 12, 2014

Морские сражения за металл тундры и необъявленная война в небе

8. Морские сражения за металл тундры и необъявленная война в небе Читать весь цикл статей: Плывущий город (заметки по поводу исторических памятников Норильского региона) Аннотация серии статей

Весной 1991 года газета "Советский Таймыр" опубликовала "Свод памятников истории и культуры Таймырского полуострова", сопровождавшийся небольшими комментариями. Суть их сводилась к следующему: через то, что дорого разным народам, населяющим полуостров, показать основы культуры, объединяющей людей разных этнических и социальных групп. Два года спустя эта работа была взята за основу при создании видеофильма "След". След, оставленный человеком на земле Таймыра. Так уж случилось, что эта работа практически не затронула Норильск. Только сейчас, спустя почти 15 лет, появилась возможность поразмышлять над его историческим наследием. Норильский никель был нужен для создания вооружения Красной армии. Для его добычи нужно было современное оборудование, которое предоставляли США. В буквальном смысле слова победа на земле ковалась на море. А созданное на земле защищалось в небе.
"Гитлеру баска амата да хок"!
(сорвать голову)

Ли-2, стоявший в Алыкеле Германия во Второй мировой не ставила своей задачей достижения господства на море, избегая морских сражений и предпочитая им действия, основанные на принципах скрытности и стремительности небольших групп надводных кораблей и преимущественно одиночных субмарин, иногда соединявшихся в "волчью стаю". Придерживаясь этой тактики, немцы топили союзные конвои. Поставки по ленд-лизу составили в среднем 4% произведённой в СССР во время войны военной продукции. Но высокотехнологичное оборудование из США составляло более 90% потребностей советской армии и военной промышленности.

В 1942 году грузы, полученные по ленд-лизу в США, шли с востока на запад по Севморпути и на Нордвик, и в Норильск... А у Таймырских берегов в первые военные годы хозяйничали немецкие субмарины и прикрывавшие их гидросамолёты. Поэтому далеко не все грузы доходили по адресу. В приказе № 549 от 9 ноября 1942 по Норильскому комбинату НКВД СССР говорилось: "…в навигацию 1942 года речной и морской флоты не сумели доставить в Дудинку много нужных для комбината материалов и оборудования, своевременно выделенных нам правительством…"
Незадолго до войны немцы сделали аэрофотосъёмку Таймырского побережья с дирижабля "Цеппелин", а в навигацию 1940 по Севморпути мы осуществили проводку немецкого военного вспомогательного крейсера "Комета", на борту которого имелась самая современная по тем временам аппаратура радиоперехвата, радиопеленгирования и гидроакустического наблюдения. Благодаря этому Германский морской штаб располагал определённой информацией о жизнедеятельности в Арктических морях СССР. Это позволило немцам скрытно создать в Карском море базы для самолётов типа "Блом унд Фосс-138".
Базировались там и подлодки "U-601" и "U-960". Для взаимодействия с ними летом 1942 в рамках операции "Вундерланд" в Карское море вошёл тяжёлый крейсер "Адмирал Шеер". Он имел на борту 28 орудий разных калибров, самолёт, большой катер и 956 членов экипажа. 25 августа 1942 в районе острова Белуха рейдер случайно встретился с ледокольным пароходом "А. Сибиряков", снимавшим смены зимовщиков с полярных станций.
Бой ледокола Александр Сибиряков с крейсером Адмирал ШпеерКарманный линкор - тяжелый крейсер Адмирал Шпеер

"Александр Сибиряков" был не просто корабль, а символ мужества и героизма. В 1932 под командой В.И. Воронина он впервые без зимовки прошёл с запада на восток по всему Северному морскому пути. Поэтому без боя не обошлось. В короткой схватке почти безоружный "Александр Сибиряков" был потоплен, но успел дать телеграмму:"SOS. Нас обстреливают". Из 104 человек, бывших на пароходе, до победы дожили 12, и 11 вернулись из плена. Кочегар П.И. Вавилов, по счастливой случайности плена избежал, 32 дня прожив осенью на Арктическом необитаемом острове. В 1960 ему было присвоено звание Героя Социалистического труда, ныне его именем назван один из теплоходов. На острове Белуха в честь сибиряковцев сооружён маяк-памятник.
Немецкая операция "Рюрик" предусматривала массированную постановку мин в устье Енисея с целью полного прекращения доступа советским судам с моря в порты Дудинку и Игарку. В случае захвата подробных карт речного фарватера, немцы намечали нанести артиллерийский удар по Дудинке. Карты пытались получить на "А.Сибирякове", но не удалось. Видимо, было не до карт. У меня есть фотографии 1980–х годов укреплённых в полный профиль ходов сообщений на окраине Дудинки. До настоящего времени эти укрепления не дожили, но до сих пор у погранзаставы "живы" пулемётные доты.
Может быть, здесь создавался рубеж обороны города в 1942-м? 26 августа этого года "Адмирал Шеер" дважды пытался захватить Диксон, но оба раза неудачно. В бою за посёлок погибли семь советских моряков. Крейсер ушёл залечивать раны, а подлодки и гидросамолёты остались на базах отстоя на острове Вардропер в шхерах Минина и в бухте Слободская на восточном берегу Енисейского залива. Восьмого сентября одна из этих подлодок разрушила полярную станцию на острове Уединения. Полярные станции и посёлки, обслуживающие Севморпуть, были практически беззащитны, однако сам этот путь был жизненно важен для страны.
В 1943 вышел на проектную мощность Норильский горнометаллургический комбинат (НГМК), перевалила за полмиллиона тонн отгрузка высококачественного норильского угля. Увеличивалась добыча угля и соли на Нордвике. В 1942 в Хатанге заработал рыбозавод. Преодолевая много трудностей из Хатанги на речных судах рыбу вывозили в Нордвик, где работал солерудник, солили и перегружали там на морские суда. Перевалку грузов в центральной Арктике обеспечивали морские порты Диксон, Дудинка, Нордвик, Косистый. Действовал Хатангский речной порт. На трассе Севморпути работало 6-7 ледоколов, более 40 транспортных и около 10 гидрографических судов. Для их защиты из Архангельска на Диксон перевели северный отряд боевых советских кораблей: минный заградитель "Мурман", три сторожевика и два тральщика. С ними пришёл пароход "Тбилиси", который доставил по назначению тяжёлые 122 мм орудия для создания сети опорных пунктов флота.
Не смотря на эти и другие, предпринятые советским командованием меры, оперативная обстановка в морях центрального района Арктики была очень тревожной. 28 августа 1943  немецкая подлодка "U- 636" впервые в истории поставила мины в Енисейском заливе. Пока дальневосточный пароход "Тбилиси" грузился лесом в Игарке, затем разгружал в Дудинке бревенчатые дома для Норильска, в Карском море подорвался на минах спасатель "Шквал". Подлодки потопили крупнотоннажный мурманский транспорт "Диксон", сожгли полярные станции на острове "Правды" и в бухте Благополучия на Новой Земле. Немецкие субмарины ставили десятки мин у Диксона. Каждый день борьбы с ними тральщиков "Т-108" и "Т-110" может именоваться подвигом. "Тбилиси", построенный в 1912, был героем союзных конвоев. Пароход под началом капитан по фамилии Неживой выживал в казалось бы, безнадёжных ситуациях. Летом 1943 в сложнейших условиях он доставил 8000 тонн груза для Норильского комбината. Шестого сентября корабль погиб в Енисейском заливе, подорвавшись на новых акустических минах с часовым механизмом. Так распорядилась судьба - он восьмым прошёл по фарватеру, в котором стояли мины, "заведённые" на цифру "8". В эти дни к Енисею с востока шёл конвой ВА – 18 (Восток-Арктика) с грузами из США для Норильска.
Понимая ситуацию, командир северного отряда Н.П. Аннин распорядился задержать ВА-18, однако 24 сентября из Архангельска пришел приказ: конвою следовать в Дудинку. В районе островов Арктического института его атаковали немецкие подлодки из группы "Викинг". За двое суток отчаянных боёв конвой потерял половину своего состава: пароходы "Архангельск" и "Киров", тральщик Т-42. Трагедия норильского каравана заставила ГКО принять решение оставить на зимовку на Диксоне 15 транспортных судов. В третьей декаде 1944 немецкие подлодки "U-711", "U-739", "U–957", входившие в тактическую группу "Грейф", в районе к востоку от островов Арктического Института и Известий ЦИК несколько раз атаковали конвой ВД – 1, но смогли потопить только два корабля охранения: СКР-29 и Т-120. В 1944 субмарины потопили большой транспорт "Марина Раскова" и два защищавших его тральщика Т-116 и Т-114. Погибло 473 человека и 6500 тонн грузов.
Экипаж сторожевика "Бриллиант" 22 сентября 1944 ценой собственной жизни спас транспорт "Революционер", следовавший с грузом для Норильска. В последнее военное лето погибли тральщик "Сатурн" и гидрографический мотобот "Норд". Экипажам этих кораблей по логике вещей в Норильске должен быть воздвигнут монумент, как дань памяти их героизму. Или создано что-то вроде аллеи морской славы. Не совсем он сухопутный, этот город Норильск. В книге памяти Норильска должно было найтись место для погибших моряков ценой собственной жизни спасших норильские грузы. Пока в этой книге немногим более двухсот фамилий, хотя не вернулись домой с фронтов "материка" более тысячи норильчан. Были случаи, когда бывшие з/к становились Героями СССР. Так, 24 марта 1945 это звание было присвоено А.Г. Шебалкову.
В Норильске на новом кладбище есть выполненное, как отдельный мемориал, захоронение трёх Героев СССР, создан мемориал Великой отечественной войне, но это памятник монументального зодчества, а не памятник истории. Памятник истории Великой отечественной войне в регионе - это Нордвик, где многое осталось так, как было в те времена: и дома, и солерудник, и захоронения, и оборудование, полученное по ленд-лизу. И самолёт ТБ-1, часть "воздушного моста" связывавшего посёлки Нордвика с Норильском. Впервые в Арктике самолёт появился в 1914 – гидроплан "Морис Фарман" с мотором "Рено" в 70 лошадиных сил.
Военный лётчик Ян Нагурский искал на нём экспедицию Георгия Седова. Это была первая в истории Арктики воздушная ледовая разведка. В 1924 Борис Чухновский летал над Карским морем на "Юнкерсе". Прошло совсем немного времени, и самолёты взяли на себя работу, которую прежде делали ледоколы. Уже в 1930 тот же Борис Чухновский писал в своём докладе: " Вся разведка льдов в Карском море, необходимая для проводки 46 торговых судов, была сделана самолётами". В начале 1930-х годов для этой цели купили у германской фирмы "Дорнье Валь" две летающие лодки и назвали их "Комсеверпуть – 1"(2). Вскоре сложное название сократили до минимума, написав на бортах: "Н – 1"и "Н – 2". Их пилотировали прославленные пилоты: А.Д. Алексеев, М.И. Козлов, В.М. Молоков.
Гидроавиация обеспечивала не только проводки караванов в Карском море, но и связь между береговыми посёлками и посёлками центрального Таймыра, оказывала помощь различным научным экспедициям. Так поддерживалась связь между Дудинкой и Хатангой до конца 1940-х, когда в Хатанге построили сухопутный аэропорт. В 1942–м году появились над Карским морем похожие на эти летающие лодки немецкие самолёты с оружием на борту. Для противодействия им в 1944 на Диксоне стал базироваться отдельный смешанный авиаполк вооружённых пулемётами гидросамолётов "МБР–2" и "Каталина".
Гидросамолёты ледовой разведки были нужны для проводки норильских караванов. Сейчас не нужны и «ни слуху о них, ни духу». После 1945 года "война в воздухе" в Арктике для советских авиационных частей превратилась в изнурительную борьбу с воображаемым противником. Строились секретные аэродромы, в том числе и ледовые для стратегических бомбардировщиков. Испытывались новые типы самолётов и средства их сопровождения, размещались средства противовоздушной обороны. Их массированное строительство началось после навигации 1953 года.
Наиболее тяжёлые потери понесли авиационные части из-за того, что собранный из разных округов личный состав не имел соответствующего для Арктики обмундирования и опыта работы. Соскальзывали в трещины вездеходы и тягачи, солдаты замерзали, теряя дорогу при следовании на дежурство, умирали в тесных коморках от угарного газа, травились ректификатом, гибли просто от нелепых случайностей в полярную ночь. Аэродромы в Норильске и Хатанге были опорными базами этой необъявленной войны. Военные самолёты гибли на глазах мирных жителей, что создавало ощущение жизни на линии фронта.
С появлением у противоборствующих сторон межконтинентальных ракет значение авиации резко снизилось. Пришлось реорганизовывать оборону, эвакуировать на материк островные комендатуры. Памятники тех лет – смотрящие чёрными дырами окон заброшенные дома военных городков, разрушившиеся строения авиабаз.
Корпуса ракет, защищавших НорильскШахта ракетного комплекса С-200

Ни в Норильске, ни в Хатанге нет памятников военным авиаторам. На льду, островах и тундровых аэродромах или вблизи них осталось много техники и тысячи бочек с топливом. В результате этих "боевых" действий был нанесён значительный ущерб природе. Однако есть примеры в истории Отечества, когда военные болели за неё душой. 10 мая 1915 года высочайше было утверждёно Положение о капитале войскового старшины Войска Донского С.П. Веденина. Большая часть его касается экологических программ:
…доход этот употребляется на укрепление, обводнение и облесение песков и оврагов; в водах, образовавшихся от запруд, разводится рыба, а в лесах даётся естественное убежище и приют благородной дичи/


И далее в том же духе. Из чего следует, что защищать Родину - значить охранять её природу. Защищать Родину - это значить сохранять плодородие охраняемой земли и память о её прошлом.
У "Надежды", на месте старого аэропорта, стоял на пьедестале ИЛ-14, а перед ангаром АТБ в "Алыкеле" – ЛИ-2. Эти легендарные самолёты были не только памятниками науки и техники, но и памятниками истории, были памятью о лётчиках "полярки", из которых была сформирована в первые дни войны авиация дальнего действия. Эти памятники "уплыли" в прошлое "растворившись" в атмосфере Норильска. Однако в Хатанге, самом солнечном месте Таймыра, атмосфера значительно лучше. Там часто по погоде садятся норильские рейсы, и есть где создать мемориальный комплекс полярной авиации.
Хотя бы аллею авиационной славы, подобную аллее около аэропорта Салехарда. А если поднять из тундры ТБ –1, а рядом поставить полярные варианты ИЛ – 14 и АН –2, которые наравне с американским ДС – 3 вошли в тройку грандов мирового авиастроения, мог бы получиться исторический музей не менее интересный, чем музей мамонта. Там нашлось бы место и для "дедушки авиации" ЛИ – 2, и для более поздних военных самолётов, прикрывавших Норильск.
Место авиабазы в НордвикеПамятник дальней авиации

С 1950-х годов в условиях быстрого развития сверхзвуковой авиации и появления термоядерного оружия, особую актуальность приобрела задача создания зенитной ракетной системы большой дальности. С начала 1950-х годов в Советском Союзе начали быстрыми темпами разрабатываться системы противовоздушной обороны промышленных центров.
Разработкой радиотехнических средств руководил Александр Расплетин, ракеты создавались Семёном Лавочкиным. В 1958 войска приняли на вооружение перевозимую систему С-75, а в 1961 - С-125 для борьбы с низколетящими целями. С 1954 под руководством С.А. Лавочкина велась разработка комплекса "Даль" с ЗУР "400". Это была стационарная система, отвечающая задачам объектового прикрытия административно – политических и промышленных центров. За два десятилетия возглавляемое Семёном Алексеевичем Лавочкиным ОКБ из небольшой группы конструкторов превратилось в крупнейшее КБ.
Начиная с 1945 там были созданы: Ла-160 – первый отечественный самолёт со стреловидным крылом, Ла–176, на котором впервые в СССР была достигнута скорость звука, всепогодный истребитель Ла-200, истребитель Ла-250 оснащённый ракетами класса "воздух-воздух" с головками самонаведения, также созданными в КБ Лавочкина. В 1957 прошла успешные испытания первая в мире сверхзвуковая крылатая ракета "Буря", способная нести атомную бомбу на расстояние до 8000 км. Наличие в системе ПВО СССР зенитных ракетных комплексов большой дальности С-200 различных модификаций, дополнявших комплексы С-75 и С-125, на долгие годы заставило самолёты-разведчики США и НАТО совершать разведывательные полёты только вдоль границ Варшавского Договора.
Андреевич Расплетин вошёл в историю России как основатель систем зенитного управляемого ракетного оружия и создатель соответствующей прикладной научной школы. Незадолго до скоропостижной кончины он заложил основу известного сейчас во всём мире ЗРС типа С–300ПМУ. ЗРС, прикрывавшая Норильск, сохранилась на плато на вершине горы, с которой виден и Норильск и Кайеркан и представляет из себя памятник истории военной техники. В Норильске уже живут коренные норильчане, родившиеся и выросшие здесь, пережившие не одну экстремальную ситуацию: и забастовки на шахтах, и отключение отопления в 40-градусные морозы.
Как беззубые дёсны смотрятся улицы города без многоэтажек, которые пришлось снести после аварии на ТЭЦ. Какую цену тогда заплатили люди? Память об этом должна сохраниться в истории города. Может быть памятником тем дням будет та одна треть дома, что уцелела от целого и в которой вынуждены продолжать жить горожане.
Самый северный атомный реактор в мире, находящийся в Норильске, был запущен в 1966 году в 4 километрах от города и тридцать три года использовался АО "Норильский комбинат" для определения качества руды, добываемой комбинатом. Он стал ненужным, когда комбинат закупил современные импортные спектрометры. Считается, что обогащение уранового топлива было не выше 10 %. В конце 90-х годов ХХ века активная зона реактора была вывезена на НПО «Маяк» на Южный Урал. Теперь он принадлежит истории НГМК и города Норильска. Однако будущее самого корпуса реактора остается неясным.
Всё устойчивее слухи, что город не нужен комбинату. Нужна вахта. А это другая культура. Это когда временные люди временно живут не на своей земле и им здесь ничего не дорого. В этой культуре нет места памяти, потому что нет места стыду. Земля – мать здесь уродуется отцом – трудом и некому эту мать защитить. Если исходить из того, что мир устроен разумно, государству, а значить жителям России, придётся заплатить за металл, добываемый таким образом, значительно большую цену.
До Великой Отечественной войны на окраине Соцгорода установили скульптуру девушки-снайпера. Она числилась в документах ВООПиК в 1980, как первая комсомолка. Скульптура исчезла с постамента в 1990-х годах, но ныне воскресла как девушка – геолог. 15 июня 2010 СМИ сообщили: "в Норильске состоялось торжественное открытие скульптуры девушки-геолога, установленной на берегу озера Долгого в районе Соцгорода"… В ходе торжественной церемонии глава Норильска Сергей Шмаков подчеркнул, что бронзовая девушка-геолог стала первой восстановленной скульптурой в городе.
Директор "Норникеля" Евгений Муравьев, по инициативе которого была восстановлена городская достопримечательность, отметил, что это – дань уважения первым строителям города и комбината.
В честь 75-летия Норильского комбината воздвигнута на много лет пустовавшем постаменте совершенно другая скульптура, и совершенно по другому поводу… Это называется просто: подмена Истории. А ведь следуя простой логике, скульптура должна быть посвящена Елизавете Урванцевой, самолично забивавшей гвозди в первый дом Норильска.
Сегодня Норильский комбинат добывает больше всех в мире металлов платиновой группы и на втором месте по производству никеля. Часть этого народного богатства должна тратиться на память о тех, кто это богатство создал. Ради будущего России.
Можно провести параллель, может быть не совсем правомерную, но заставляющую задуматься. На территории Польши погребено 2, 5 миллиона советских граждан, из которых более 600 тысяч погибли в боях, а 1,2 миллиона – узники концлагерей. Польская сторона ежегодно тратит на уход за этими захоронениями миллион долларов.
Флот прошлых летБочки на берегу

2006-2010 гг.
 Фотосправка: Норильск (по материалам сайта 
foto.gazetazp.ru)
Советский НорильскСоветский НорильскСоветский НорильскСоветский НорильскСоветский НорильскСоветский НорильскСоветский НорильскСоветский НорильскСоветский НорильскСоветский НорильскСтарое уходит... Фото с сайта foto.gazetazp.ruСтарое уходит... Фото с сайта foto.gazetazp.ru
Советский НорильскФото с сайта foto.gazetazp.ruФото с сайта foto.gazetazp.ru
В одной из квартир дома
Владимир Козлов
Владимир Козлов, 30.09.2011 в 10:02
Источник изображений: Из архива автора и открытых источников, ничьи права не нарушены
 Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 1 )
 Богомолова
"...защищать Родину - значить охранять её природу. Защищать Родину - это значить сохранять плодородие охраняемой земли и память о её прошлом." Эта замечательная, на мой взгляд, гениальная и в то же время совершенно естественная мысль пронизала все публикации Владимира.
В очередной раз, читая о Норильске восхищаюсь мужеством и самоотверженностью простых людей России и ужасаюсь жестокостью, тупостью, невежеством и желанием выслужится перед начальством, пожертвовав чужими жизнями и половиной конвоя, советских чиновников и некоторых военноначальников!
Ещё раз большое спасибо Владимиру за эти публикации!